Сергей Поляков: чем фантастичнее ложь, тем больше в нее верят

С. Поляков: реформу придумал не Воробьев Фото: rbktv.ru

С. Поляков: реформу придумал не Воробьев
Фото: rbktv.ru

27 марта главный редактор журнала «Политические технологии» Сергей Поляков согласился ответить на вопросы Двести РУ о политтехнологической ситуации в городе Дзержинском накануне внеочередных выборов главы города.

— О чем еще говорить с политтехнологом, как не о политтехнологиях. Вы, насколько я знаю, наблюдаете за выборами мэра в городе Дзержинском. Каковы ощущения?

— Мы обычно оперируем не ощущениями, а фактами. У меня есть ряд наблюдений, и я готов ими поделиться. Давайте сравним эти выборы с выборами главы в 2011 году. Тогда основная линия противостояния была между «старой командой», условно назовем так команду Плешакова, и «новой командой», командой Панаморенко, это все помнят. В 2014 году опять прослеживается противостояние между этими командами. Но в отличие от 2011 года стартовые условия у команд разные. Прежде всего, Плешаков, человек, который должен олицетворять «старую команду», просто испарился из политического пространства города. Его нет, а команда осталась. И эта команда пытается сохранить себя у власти в том или ином виде путем выдвижения своих кандидатов. Но! Если на прошлых выборах расклад был примерно 50 на 50, то на этот раз картина совершенно другая.

— Суд одного за другим снимает с выборов членов «старой команды» – вы это имеете в виду?

— Не совсем. Тогда, то есть в 2011 году, появление Панаморенко в политическом пространстве многими было воспринято с осторожностью, многие дзержинцы не были готовы воспринимать нового человека. На этих выборах у дзержинцев появилось новое чувство – чувство возвращения утраченных возможностей, связанных с кампанией 2011 года. Дзержинцы хотят эти возможности реализовать. Что же касается снятия некоторых кандидатов из команды соперника, отвечу так: по большому счету это усложняет задачу будущего победителя.

— В плане легитимности будущего главы?

— Скорее, в плане явки в день выборов. Когда из выборов уходит интрига, избиратель теряет к ним интерес. Это на самом деле плохо.

— Если такими темпами будут снимать кандидатов от «старой команды», то к 13 апреля останется только три кандидата – Егорова, Лазарев и Панаморенко.  

— В общем, да. Я боюсь, что в этом случае дзержинцы просто не пойдут на избирательные участки.

— Напомню читателям: с главным редактором журнала «Политические технологии » Сергеем Поляковым мы говорим о политтехнологиях. Есть такое удобное для сторонников Панаморенко оправдание, что в 2011 году кандидат Панаморенко проиграл выборы из-за лавины «чернухи», выплеснувшейся на него в конце кампании. Вы согласны?

— Совершенно верно, чернуха полилась в последнюю неделю кампании 2011 года. Действительно, она очень серьезно повлияла на имидж Панаморенко. Его тогда обвиняли… да в чем только не обвиняли – и что человека сбил, и что сменил фамилию и так далее. Были листовки и газеты с такой информацией. Юристы в таких случаях говорят: ищи, кому это выгодно. Согласитесь, что другого бенефициара этих пасквилей, кроме «старой команды», быть не могло. Тогда это сработало.

— А что, люди любят чернуху и верят в нее?

— Да, чем фантастичнее ложь, тем больше люди в нее верят. Сработало это потому, что Панаморенко, повторюсь, был тогда новым человеком. А Плешаков к тому моменту резко начал терять популярность – за пять лет он не смог решить городские проблемы, исчезла открытость городской власти. Панаморенко на фоне Плешакова смотрелся более предпочтительно. Именно поэтому и появилась чернуха. А поскольку Панаморенко был человеком новым, никто про него ничего не знал, то люди в чернуху поверили.

— Вы сказали, что сегодня на выборах соперничают по сути те же команды, что и в 2011 году. Когда нам ждать новую чернуху?

— Я не исключаю, что массовая чернуха так же появится в последнюю неделю этой кампании. Я очень надеюсь, что дзержинцы, наученные горьким опытом кампании 2011 года, будут критично относиться к подобного рода материалам.

— Тема объединения Дзержинского и Котельников – доминирующая на этих выборах. Существует устойчивое мнение, что выборы 13 апреля станут тем самым запрещенным референдумом. Вы согласны?

— Нет, не согласен. В таком определении есть определенная натяжка. Если брать юридические нормы, то вопрос объединения/необъединения от главы города не зависит вообще. Это решение должны принимать депутаты. А выборы Совета депутатов, насколько я знаю, состоятся в Дзержинском не раньше сентября. Вот выборы депутатов в сентябре и могут стать тем самым референдумом «за» или «против» объединения.

— За что же воюют жители, выбирая главу города? За что воюют кандидаты на пост главы? Что главное?

— Вне зависимости от темы объединения, главное сейчас – выбрать человека, который сможет защищать интересы дзержинцев в любой ситуации.

— «Защищать интересы дзержинцев» – слишком общее место, замыленная фраза. Люди ей не верят. Люди ждут от нового мэра, что он отменит эту долбанную реформу на территории Дзержинского. Вот это будет настоящий, народный мэр.

— Есть федеральный тренд: чиновничество в нашей стране превышает все разумные пределы. Ладно, что их много, этих чиновников, но ведь они еще и воруют! И это воровство ложится непосильным грузом на всю страну. И именно административная реформа призвана с этим бороться. Ее ведь не Воробьев придумал. Просто подошла очередь Московской области. Надо понимать, что реформа – это не объединение Дзержинского и Котельников, как это дело трактуется в городе Дзержинском. Это большой федеральный тренд.

— Да, но жители маленького Дзержинского готовы встать на защиту независимости. Готовы отстаивать итоги референдума 1996 года. Жители уже полгода сигналят губернатору: проводите свою реформу где хотите, а наш город не трогайте.

— Я прекрасно это понимаю. Более того, я давал комментарии по этой теме разным изданиям, в том числе и федеральным. Я считаю, что идея объединения Дзержинского и Котельников, инициированная Плешаковым, не продумана. Народ в Дзержинском такой, что не воспримет такое нагибание.

— Тем не менее, в ширнармассы усиленно запускается мысль, что все решено и не надо рыпаться. И что объединение уже фактически состоялось. И обратите внимание: запускается не командой Плешакова. Как там говорят юристы — кому это выгодно?

— Никакой предопределенности сейчас нет. То, что муниципальная реформа в Московской области пройдет – это безусловно. Но пройдет она, я думаю, в районе 2015 года, это будет пик основных действий. А вот вопрос, как она пройдет, во многом будет зависеть от жителей.

— А по-моему, от вновь избранной местной власти.

— От местной власти тоже. Точнее, от  того, насколько местная власть умеет конструктивно взаимодействовать с властью областной. То есть, быть посредником между областью и населением. Плешаков с этой ролью не справился. Поэтому так все и вышло. Новый глава просто будет обязан наладить взаимодействие города с областью, чтобы губернатор и жители услышали друг друга.

— Давайте уточним: решен или не решен наверху вопрос объединения Дзержинского и Котельников?

— Нельзя сказать, решен он или не решен. Могу сказать одно: пока еще не решено, как пройдет сама реформа.

— Многие дзержинцы уверены, что за красиво упакованной идеей административной реформы в Московской области прячется чей-то корыстный интерес. Не является ли реформа прикрытием для передела собственности? Пойма и реформа – слова, стоящие рядом.

— Вопрос поймы, насколько я знаю, поднимается уже не менее пяти лет. Но с поймой пока ничего не произошло. Есть набор определенных страшилок: пойма, лыткаринская дорога, объединение, которые постоянно будируются и возбуждают общественное мнение. На самом деле дорога не строится, пойма не застраивается, ничего не произошло.

— Когда произойдет, будет поздно.

— Я слышал разные версии по поводу будущего поймы. Даже такую идиотическую, что владелец Черкизона, забыл его фамилию, занимающийся трафиком поставки южных фруктов на московские рынки, ищет территорию для отстоя своих фур. И что вот эту самую пойму решено отдать ему. И таких версий много. Но на самом деле, никто не знает, кроме самого узкого круга, что решено сделать с поймой. Наверное, пойма Москва-реки на юго-востоке Москвы – это действительно лакомый кусок. Но ведь у нас есть нормы градостроительства, водоохранные зоны, зоны отдыха и тому подобное. Я не уверен, можно ли там вообще что-то строить.

— Не рискнете дать прогноз по явке 13 апреля?

— В первую очередь явка будет зависеть от погодных условий. Выборы мэра в Дзержинском приходятся на Вербное воскресенье, и если будет хорошая погода, то люди поедут — кто на дачи, кто на кладбища, кто еще куда-то. Такова традиция. Поэтому высокой явки за 60% в любом случае не будет. Но в то же время низкой явки тоже не будет, потому что интерес к выборам достаточно высок. Я считаю, что явка будет средней – при хорошем раскладе около 40%, а при плохом – чуть больше 30%.

Двести РУ, 27 марта 2014 г.

Комментарии (6) to “Сергей Поляков: чем фантастичнее ложь, тем больше в нее верят”

  1. А вот интересно! — когда дают разрешение на строительство в пойме и на строительство дороги от Лыткарино, то учитывают близость территории «Лес»? Территория «Лес» — объект повышенной опасности, который обязательно имеет, установленную нормами безопасности так называемую «опасную зону», радиус которой не 50м и не 100м от периметра объекта, а гораздо больше. В этой зоне строить ничего нельзя!!!

  2. или некомпетентен или немного обманывает, возможно работает работает на одного из кандидатов — особенно по поводу терминов новой и старой

  3. По поводу поймы.
    Почему пойму до сих пор не застроили? ….Коммуникаций там нет. А они дорогие. И очистные не справляются.
    А склады поставить коммуникаций не надо.
    Проектная документация, а вот она, уже готова. Придёт новый глава и начнётся строительство.

  4. Похоже он и есть ))). Команда!

  5. Уж больно Сергей Поляков, главный редактор журнала «Политические технологии», смахивает на мужичка в шапке, который сопровождал Панаморенко на его встрече с ибирателями:

Отслеживать

Настройте получение новых записей по электронной почте.

%d такие блоггеры, как: